romaya: (селигер)
Плывем ночью и днем, пока не приплывем. А ночью наступаем в бухту, которая должна быть удобней. И мы приплыли ночью, но там, в бухте, на тайном месте виднелись следы насыпи, и встать на отмель нам не удалось. Вышли, не отдохнув, и сразу начали нападать. И что ж это такое? На нас сразу напали, победили, они были сильнее. Посадили в тюрьму. Там мы встретились с коком. И опять все с начала.
Но потом один наш матрос вспомнил, что ковал эту решетку, когда был в плену. И он это сделал с хитростью. С помощью большой палки-рычага можно поднять решетку и она сойдет с петель. Дальше все просто, да не очень. Ну ладно, подождем, авось повезет. Но тут как назло нас переселили в другую камеру. У меня отняли перо и чернила. Потом повесили половину команды. Теперь нас отправили в ту самую тюрьму где мы сидели в первый раз. Там над нами смеялись,
не давали ни есть, ни пить. Нам рассказали, почему нам не удалось встать на мель: тогда, когда нападал пират, она реально была и почти не защищена. Но после нападения все устроили наоборот.
Но тут я обнаружил, что решетка работы того матроса-кузнеца, но сейчас его повесили. Однако, ночью мы сбежали. Угнали маленький бот и той же ночью при попутном ветре взяли сокровища и уплыли восвояси. На Тортуге мы оказались на следующий день.
КОНЕЦ
romaya: (селигер)
Да уж, не везет мореплавателю, нечего сказать. Да уж, обсчитались, залезли не в ту гавань! Ну, такого матросы мне не простят. Да, ну теперь только внимание и дума, как всей команде улизнуть, забрать сокровища, корабли и карту. Да, сложная задача. Но что-то я умудрился заметить. В общей камере, куда нас посалиди, под кроватью было много хлама, среди него нашлась и пилка. Я сразу перерезал решетку. Я с Джоном вылез, и мы разведали, где что и выкрали сокровище. На следующую ночь я вылез с более большим отрядом и мы выкрали корабль. В моем ящике лежала моя карта. Повезло. Мы ушли в камеру и на следующий день все уже готовились и ночью сбежали. Мы поплыли, и поплыли быстро, чтобы вернуться к Тортуге побыстрее.
Но по пути нас ждали неприятности. Сначала была ужасная буря. Она унесла с собою пять жизней. Да и весьма неприятно, когда на тебя сразу после этого нападают французы. Мы проиграли, но на Тортуге нас отпустили, когда узнали, что мы друзья губернатора. Мы отправились отдыхать в ближайший бар.
На другой «летний погожий денек» меня позвал губернатор. Мы разговаривали о том, о сем, я отдал деньги за то, что поставил корабль в порт, зашел в банк и снял всю сумму, которая еще не лежала на корабле. Мы вволю повеселились, когда оказалось, что гаитяне положили в наш корабль еще больше золота, кроме тех сокровищ, которые уже лежали на корабле. Вот он, урон Гаити!
Но все-таки нужно было идти заново на Гаити.
Но где кок? Нашего кока не видели с того момента, как мы удрали с Гаити. Оказалось, что его забыли. Да-с, интересненько. Почему он остался там, я не знаю. Но кока надо вызволять, не оставлять его там же! Готовит он прекрасно и тухлятинки никогда не было. Жалко, конечно, что он остался там. Cудьба ли нам с ним свидеться?
Ну, плывем опять на Гаити.
romaya: (селигер)
Сегодня Дима будет срочно редактировать роман, так что если у вас есть какие-то вопросы или вы видите грубые нестыковки в уже вывешенном тексте, напишите, пожалуйста, сюда ваши соображения, и Дима постарается "молча исправить все"©.
romaya: (селигер)
Что ж, как говорится, все хорошо, что хорошо кончается. Ладно, я положу сокровища в банк. А дальше плывем на Гаити.
Я долго препирался с хозяином банка, но мы сумели его убедить, чтобы он взял такую сумму.
Я осмотрел корабль моей флотилии, познакомился с командой, и мы вышли в открытое море.
Мы собрались советом и решили действовать ночью. Вечером мы поплыли к Гаити. Нам оставалось ждать чуть-чуть до ночи. Мы внимательно рассмотрели карту. На карте было хорошо объяснено, почему там нужно нападать: везде двойной слой кирпичей, но там нет. Все силы сконцентрированы там, где более удобен вход в бухту, а эту бухту ограждали рифы, но зато в ней хорошо можно было укрыть корабль. Но во всех остальных бухтах не было таких возможностей. И все же нас подкрепила уверенность, а также слова нашего матроса: «Эх, ну что ж, коли начали, надо закончить».
Вот как мы ночью подошли к Гаити, зашли в бухту, встали на тайную отмель, точнее, пытались встать, но не удалось. Оказывается, там было хорошо, когда пират нападал, а теперь почему-то нет. Но когда мы, отчаявшись, решили напасть, нас встретили ураганным огнем и захватили в плен.
romaya: (селигер)
«Мы плыли на юго-запад. Сначала без приключений. Но потом! На нас напал пират, мы еле отделались от него, но сбились с курса, блуждали-блуждали и наткнулись на остров Святой Елены. Тогда мы свернули на северо-запад. Мы остановились на Гваделупах. Но враждебные аборигены не дали нам ни еды, ни воды. Да еще разбили компас. Мы поплыли на Ямайку. Там нас сначала приняли за пиратов и начали стрелять в нас. Но потом во всем разобрались и взяли наш корабль на починку. Пока его чинили, мы спокойно жили на Ямайке. Мои матросы, до того болевшие цингой, выздоровели. Нам выдали еду, воду и для штурма Гаити дали второй корабль с командой. Но просили корабль вернуть. Дальше мы без труда доплыли до Тортуги. И вот мы здесь...»
romaya: (селигер)
Глава 5
Это было кстати, потому что мне было поручено нанести урон Гаити как можно больший. Рядом с Тортугой курсировали два корабля. Там я должен был встретиться с бывалым мореплавателем Джеймсом Ноттингемским. Я как капитан всей флотилии принял его в моей каюте на “Иёдляфлайдокудле”. Мы поболтали о том, о сем, а потом я попросил его рассказать про их путешествие сюда.

ТАДАМ!

Apr. 8th, 2013 02:34 am
romaya: (селигер)
Сегодня сдана в набор первая редакция романа "Судовой журнал". Автор очень торопился, чтобы успеть к заявленному сроку*, говорил: "Теперь, мама, я понимаю, что такое у тебя в работе СРОКИ".
Сегодня-завтра! Ожидайте!
Новые главы романа "Судовой журнал"!

Да, и поскольку Автор очень торопился, видимо, нынешний текст романа будет в дальнейшем несколько переработан в соответствии с первоначальным замыслом. Если Автор соберется, конечно, в чем редакция слегка сомневается.
----
*готовится к печати подарочное издание книги нашего Автора. Издание приурочено ко дню рождения Дорогого Младшего Брата. День рожденья через неделю, так что в издательстве намечается небольшой аврал.
В книгу войдет упомянутый роман, а также рассказы нашего дорогого Автора, написанные специально для этого издания. Кроме того, в книгу будет включен рассказ Лучшего Друга Автора, также написанный специально для нашего издания.
romaya: (Default)
Мы поспали часок, другой и начали искать сухое дерево. Вскоре мы нашли место где лес выгорел и на деревьях не было ни одной живой ветки. Мне и команде приходилось лазать по деревьям, как мартышкам. И на дереве которое едва выдеражало штурамана, на нем то и был заветный иероглиф.
Мои часы показывали точное время. Но мне нужен был будильник. Я спросил у команды, у кого есть будильник? У одного из матросов он был.он дал его мне. Я завел его на минуту раньше полночи и мы легли спать. за минуту до полночи я проснулся и перебудил всех матросов. Ровно в полночь в полнолуние я начертил точку на тени и мы начали копать. Прокопав несколько метров мы опять легли спать. Наутро позавтракав обильным завтраком(спасибо индейцам что не охраняют склад еды) мы опять начали копать. Мы копали весть день (с перерывом на обед) и наткнулись на что-то твердое, к сожалению, это был "живой" мертвец. Он вылез из ямы странный, неприятный, покрытый улитками, слизью, неприятно пахнущий. Одни кости и оружие(мертвеца). Но сделать ничего не успел, только произвести впечатление. Его череп разбили самой тяжелой дубинкой. Вечерело. Зажгли костер. На всякий случай в костер положили кости мертвеца. Кости обуглились и когда их тронули они рассыпались. Мы покопали еще чуть-чуть и легли спать. На следующее утро поев мы опять начали копать. В полдень я увидел, что это не яма а шахта. Мы стали рыть вокруг дерева стараясь не задевать корни.Тут ко мне пришла мысль:а что если на другой стороне дерева от ветки клад? Мы копали и копали абсолютно все. И в самом странном месте ровно там где кончаются корни дерева мы нашли два ящика в одном деньги и драгоценности а в другом: оружие, порох, компас, астролябия, парусиновые палатки а также карта острова "Гаити" . На карте было написано и указано самое слабое место острова.
romaya: (селигер)
А как нас вытащили из-под завала?
А вот как: их шаман (который впоследствии был вознагражден ими же (у нас не было чем ) совершил таинственный обряд и камни завала начали распадаться по сторонам от входа в пещеру. А дальше все просто: связать нас и утащить.
С оружием было не очень сложно: луки и стрелы можно вытесать из дерева, а дичи вокруг достаточно, развести костер не проблема. Карта была у нас, а компаса не было. Сначала мы все не знали, что делать, но нам помог второй юнга. Он сказал: «С вашего разрешения, я предлагаю идти за полярной звездой». «А где она находится?» «Вон там», и он махнул рукой в направлении, как потом выяснилось, точно на север. Мы каждый день ложились спать ногами на север, чтобы каждый раз знать, куда идти. Пройдя так 3 дня, мы пришли к лесу сокровищ.
romaya: (селигер)
А как нас вытащили из-под завала?
А вот как: их шаман (который впоследствии был вознагражден ими же (у нас не было чем ) совершил таинственный обряд и камни завала начали распадаться по сторонам от входа в пещеру. А дальше все просто: связать нас и утащить.
С оружием было не очень сложно: луки и стрелы можно вытесать из дерева, а дичи вокруг достаточно, развести костер не проблема. Карта была у нас, а компаса не было. Сначала мы все не знали, что делать, но нам помог второй юнга. Он сказал: «С вашего разрешения, я предлагаю идти за полярной звездой». «А где она находится?» «Вон там», и он махнул рукой в направлении, как потом выяснилось, точно на север. Мы каждый день ложились спать ногами на север, чтобы каждый раз знать, куда идти. Пройдя так 3 дня, мы пришли к лесу сокровищ.
romaya: (Default)
Ну кто-то.. я, конечно.
Дима на самом деле не успевает набирать текст. спасибо, хоть написать успел заметный кусок
------
Тем более, они хотели научиться пользоваться огнестрельным оружием. А для достижения этих двух целей нужно было, чтобы мы знали их язык. Меня это несколько успокоило, ведь они могли нас убить, но они делать этого не собирались. Рабство было совсем не такое, как в Европе. Относились к нам хорошо, вкусно кормили. Работали мы, сколько могли. И все-таки нам хотелось на свободу. Мы видели их лазейки в частоколе для бегства. Мы бы могли как-нибудь улизнуть через одну из них, но они строго охранялись и нас бы туда не пустили, поэтому мы, проломив заднюю стенку хижины, бесшумно и быстро сделали такую же лазейку, затем заделав заднюю стенку хижины. Мы легли спать. На следующую ночь мы опять ее проломили, вышли, заделали, залезли в лазейку и пошли на север в сторону самой холодной части света: севера. Мы были без оружия и без еды.
А как нас вытащили?
----
а еще, когда Дима набирает, он редактирует свой текст, а я не решаюсь. Если он что-то поправит в этой части, я выложу отдельным постом уведомление.
romaya: (Default)
Ну кто-то.. я, конечно.
Дима на самом деле не успевает набирать текст. спасибо, хоть написать успел заметный кусок
------
Тем более, они хотели научиться пользоваться огнестрельным оружием. А для достижения этих двух целей нужно было, чтобы мы знали их язык. Меня это несколько успокоило, ведь они могли нас убить, но они делать этого не собирались. Рабство было совсем не такое, как в Европе. Относились к нам хорошо, вкусно кормили. Работали мы, сколько могли. И все-таки нам хотелось на свободу. Мы видели их лазейки в частоколе для бегства. Мы бы могли как-нибудь улизнуть через одну из них, но они строго охранялись и нас бы туда не пустили, поэтому мы, проломив заднюю стенку хижины, бесшумно и быстро сделали такую же лазейку, затем заделав заднюю стенку хижины. Мы легли спать. На следующую ночь мы опять ее проломили, вышли, заделали, залезли в лазейку и пошли на север в сторону самой холодной части света: севера. Мы были без оружия и без еды.
А как нас вытащили?
----
а еще, когда Дима набирает, он редактирует свой текст, а я не решаюсь. Если он что-то поправит в этой части, я выложу отдельным постом уведомление.
romaya: (Default)
Как то раз утром (если мне не врут часы)мы проснулись в одних штанах в каком то помещении. Это была хижина тортугских индейцев. К нам каждый день приходил индеец и учил нас индейскому языку. Они хотели что бы все мы кроме меня были рабами. Меня они называли тайоном. Я упорно не хотел жить в особых условиях.
------
у меня все медленно потому что у меня мало времени и я не умею быстро печатать. Кто напечатает вместо меня. актуш.
romaya: (Default)
Как то раз утром (если мне не врут часы)мы проснулись в одних штанах в каком то помещении. Это была хижина тортугских индейцев. К нам каждый день приходил индеец и учил нас индейскому языку. Они хотели что бы все мы кроме меня были рабами. Меня они называли тайоном. Я упорно не хотел жить в особых условиях.
------
у меня все медленно потому что у меня мало времени и я не умею быстро печатать. Кто напечатает вместо меня. актуш.
romaya: (селигер)
Мы шли и шли а где то в 30 лье от леса случилось особенно жестокое сражение с пиратами. Мы и они резались как бешеные. Мы были в основном людьми которых не надо два раза звать на дуэль а следовательно были" мастерами клинка" . Они же были бедными, беглыми каторжниками хотя капитан явно был дворянин, его помощники были его друзьями и по их внешности можно было определить дворян.
Мой помощник Граф Кимблтон дрался за четверых. Его окружили пятеро он не растерялся выхватил
из за пояса два пистолета и уложил двоих и не успели они выхватить шпаги как он двумя ударами своей
вывел из строя двоих потом проткнул насквозь последнего. После этого капитан подослал десятерых но и сними справился граф.Тогда капитан сошел со своего места откуда наблюдал за сражением и с помощниками пошел к графу. пистолеты графа были перезаряжены. за несколько метров до него он застрелил двоих его слуга застрелил третьего а с капитаном они сошлись уже на шпагах потому что на пистолетах было уже бессмысленно. Он ранил капитана в плечо а капитан ранил его в предплечье они ещё долго фехтовали в конце концов капитан исхитрился и пригвоздил графа к земле. я пошел к капитану обнажил свою шпагу и начал драться. Капитан как видно был французом. Он сказал мне своё имя и титул:Граф Дюмон_Дервиль. Он ранил меня в бедро я в свою очередь ранил его в лёгкое а через некоторое время я проткнул его насквозь. Долго ещё дрались мы с пиратами. Перевес был на нашей стороне . Мы прошли ещё 2 лье в горы подальше от места сражения и там похоронили мёртвых. Я отправился в поход с 50 матросами. На момент сражения у нас было 46 человек. В схватке погибло 16. Осталось 30. Затем мы походив в окрестностях "кладбища" нашли пещеру и забрались в нее поспать. На следующий день оказалось что мы завалены камнями. Но мы так долго не спали что заснули непробудимым сном и ничего не услышали. Камни были такие большие что даже наш самый сильный матрос не смог сдвинуть не одного камня. к счастью была еда и вода и свет был тоже потому что не слишком
высоко от пола была дыра. Мы бы могли довольно долго продержаться, так как один матрос пролез в дыру и бросал нам фрукты. К счастью, этим матросом был ботаник и поэтому у нас даже по ночам горел свет. Но однажды случилось вот что: была очень сильная гроза и Джон залез в пещеру, и я отлично провел время беседуя с ним и бутылкой отличного вина, которое мы купили в Тортуге. Вдруг раздался адский грохот. Это падали камни с горы. Скоро он кончился. Зато гроза не утихала до утра а когда Джон хотел вылезти оказалось, что дыра завалена. Выхода больше не было. Было понятно, что скоро у нас кончатся запасы еды и питья и мы умрем голодной смертью. А главное, ведь каждый бедняк дал нам по 6 пенсов, а это колоссальные средства. Что ж, я очень надеюсь, что нас найдут хоть и уверен что мертвыми. Что ж, такова наша судьба.
КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.
romaya: (селигер)
Мы шли и шли а где то в 30 лье от леса случилось особенно жестокое сражение с пиратами. Мы и они резались как бешеные. Мы были в основном людьми которых не надо два раза звать на дуэль а следовательно были" мастерами клинка" . Они же были бедными, беглыми каторжниками хотя капитан явно был дворянин, его помощники были его друзьями и по их внешности можно было определить дворян.
Мой помощник Граф Кимблтон дрался за четверых. Его окружили пятеро он не растерялся выхватил
из за пояса два пистолета и уложил двоих и не успели они выхватить шпаги как он двумя ударами своей
вывел из строя двоих потом проткнул насквозь последнего. После этого капитан подослал десятерых но и сними справился граф.Тогда капитан сошел со своего места откуда наблюдал за сражением и с помощниками пошел к графу. пистолеты графа были перезаряжены. за несколько метров до него он застрелил двоих его слуга застрелил третьего а с капитаном они сошлись уже на шпагах потому что на пистолетах было уже бессмысленно. Он ранил капитана в плечо а капитан ранил его в предплечье они ещё долго фехтовали в конце концов капитан исхитрился и пригвоздил графа к земле. я пошел к капитану обнажил свою шпагу и начал драться. Капитан как видно был французом. Он сказал мне своё имя и титул:Граф Дюмон_Дервиль. Он ранил меня в бедро я в свою очередь ранил его в лёгкое а через некоторое время я проткнул его насквозь. Долго ещё дрались мы с пиратами. Перевес был на нашей стороне . Мы прошли ещё 2 лье в горы подальше от места сражения и там похоронили мёртвых. Я отправился в поход с 50 матросами. На момент сражения у нас было 46 человек. В схватке погибло 16. Осталось 30. Затем мы походив в окрестностях "кладбища" нашли пещеру и забрались в нее поспать. На следующий день оказалось что мы завалены камнями. Но мы так долго не спали что заснули непробудимым сном и ничего не услышали. Камни были такие большие что даже наш самый сильный матрос не смог сдвинуть не одного камня. к счастью была еда и вода и свет был тоже потому что не слишком
высоко от пола была дыра. Мы бы могли довольно долго продержаться, так как один матрос пролез в дыру и бросал нам фрукты. К счастью, этим матросом был ботаник и поэтому у нас даже по ночам горел свет. Но однажды случилось вот что: была очень сильная гроза и Джон залез в пещеру, и я отлично провел время беседуя с ним и бутылкой отличного вина, которое мы купили в Тортуге. Вдруг раздался адский грохот. Это падали камни с горы. Скоро он кончился. Зато гроза не утихала до утра а когда Джон хотел вылезти оказалось, что дыра завалена. Выхода больше не было. Было понятно, что скоро у нас кончатся запасы еды и питья и мы умрем голодной смертью. А главное, ведь каждый бедняк дал нам по 6 пенсов, а это колоссальные средства. Что ж, я очень надеюсь, что нас найдут хоть и уверен что мертвыми. Что ж, такова наша судьба.
КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.
romaya: (селигер)
Ночью был бунт. Их "вождём" был рулевой. Слава богу я вспомнил о правиле"Морского кодекса"а именно Переговоры. Я убедил их что лучше бунт не устраивать. Ночью через несколько дней после бунта мы подвергнулись нападению поселенцев пиратов. Погибли трое: рулевой (так ему и надо!), кок и вперёд-смотряший. Я выдолбил на камне почти тоже самое что и с юнгой. Дорога становилась все труднее и труднее. Но у нас был баланс чем труднее дорога тем лучшими альпинистами мы становились. По карте было видно что мы очень близко от леса примерно в ста ста-двадцати километрах от леса.
Среди нас были двое матросов которые перед тем как стать моряками были: один художником а другой ботаником. Ботаник ничего не забыл а поэтому изучал природу Тортуги и очень ей удивлялся.Художник прихватил холсты и краски и очень много рисовал. Все своё свободное время он рисовал к тому же ботаник нашел в горах Тортуги материалы для холста который был бы ещё лучше обычного. Ботаник нашел пигменты для красок и они были более хороши чем обычные краски. (от автора. я думаю вы заметили что это самая длинная часть.
romaya: (селигер)
Ночью был бунт. Их "вождём" был рулевой. Слава богу я вспомнил о правиле"Морского кодекса"а именно Переговоры. Я убедил их что лучше бунт не устраивать. Ночью через несколько дней после бунта мы подвергнулись нападению поселенцев пиратов. Погибли трое: рулевой (так ему и надо!), кок и вперёд-смотряший. Я выдолбил на камне почти тоже самое что и с юнгой. Дорога становилась все труднее и труднее. Но у нас был баланс чем труднее дорога тем лучшими альпинистами мы становились. По карте было видно что мы очень близко от леса примерно в ста ста-двадцати километрах от леса.
Среди нас были двое матросов которые перед тем как стать моряками были: один художником а другой ботаником. Ботаник ничего не забыл а поэтому изучал природу Тортуги и очень ей удивлялся.Художник прихватил холсты и краски и очень много рисовал. Все своё свободное время он рисовал к тому же ботаник нашел в горах Тортуги материалы для холста который был бы ещё лучше обычного. Ботаник нашел пигменты для красок и они были более хороши чем обычные краски. (от автора. я думаю вы заметили что это самая длинная часть.
romaya: (селигер)
Была ещё одна не удобность со зверями потому что надо было искать сухое дерево, у которого самая длинная ветка южная и ещё с иероглифом (очень маленьким) означающим клад. А копать надо там где в полночь:( тень да ещё в полнолуние. Проводник говорит, что почти в каждой яме есть мертвец. А на Тортуге это в каждой яме с сокровищем. (От автора. Я думаю что вы уже учуяли полу цитату из Тома Сойера :).
romaya: (селигер)
Дима начитался ваших комментариев, отправляется писать продолжение:
— Ха! Я сейчас там сделаю полуцитату, ведь у Марк-Твена хороший слог!
Page generated Jun. 22nd, 2017 08:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios