May. 13th, 2016

в общем, вечер явно удался: сперва выпить несколько больше, чем обычно (обычно - это один бокал сухого ровно. Ну ладно, полтора). Пытаться поддерживать беседу по-французски, слава богу, не слишком оживленную. Это примерно так: понять, что хочешь сказать, вспомнить хоть одно подходящее слово по-французски - сказать вслух - вспомнить хоть какое-нибудь на любом языке, авось по-французски будет похоже-если нет, вспоминать синоним. Мучение, короче, сплошное.
Заполировать вино стопкой какой-то мадейрской водки 50°, согретой в микроволновке (Карл!) с медом и лимоном, в общем на круг там оборотов сорок и осталось. При том, что крепкое я не пью категорически, башка от него раскалывается. Минут через 5 объяснять, что такое сингулярность (черт, чтобы я сама толком помнила, что такое сингулярность!). Не, ничего, сличили потом с Ромой, который объяснял то же самое в другом углу комнаты -- сошлись у нас показания, а он-то помнит все твердо. И Рома не пил, поскольку за рулем.
А потом мы повезли француженку и ее русского друга показывать стенку: и мемориал на Бернауэр-штр, и Ист-сайдскую галерею. Во втором часу ночи, на минуточку. В общем, я уже достаточно была хороша, чтобы не пытаться рассказывать по-русски в расчете на перевод, а формулировать прямо по-французски. И ничего, два часа подряд формулировала. Мы даже забрались на общефилософские вершины об ответственности всего европейского и российского общества за всю эту бойню ВМВ.
Ощущения, видимо, как у человека с афазией: помнишь, что в слове были, кажется, вот эти буквы, например, первые три. Хорошо, если подряд. Но что в нем там дальше -- никак. Ловишь слова, как мышей в сарае: ты за ним, оно прыскает из-под пальцев, ты его краем глаза находишь, но стоит посмотреть в упор -- и нет его, на том месте стоит какой немецкий горшок и ухмыляется. И так минимум раз в каждой фразе. Но под конец я таки разогналась немного, закрутилось колесо.
Забавно, что заодно всплыли стихи, которые я в школе учила, Ламартина (господи, только по цитате и выяснила, чье), ерунду, которую придумывали для стенгазеты что ли, стишок из учебника за 2й или 3й класс. Стихи мы учили наверняка каждый год и не по одному. Почему эти зацепились - кто его знает.
je me lève de bon matin
C'est très bien
Je me lave les yeux, les mains
C'est aussi très bien, très bien
Дети у меня в классе в чем-то даже умнее меня. Например, я только в 8 лет понял, что нет мужских и женских вещей, а вот у нас есть Mond (то есть ему 7 лет - М), и он уже это понимает.
— А что ты называешь мужскими и женскими вещами?
— Ну, разные занятия. Только одна есть вещь, которую могут только женщины: детей рожать.
Page generated Oct. 20th, 2017 03:14
Powered by Dreamwidth Studios